• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
19:45 

Got me hoping you save me right now
Долго думала, как бы свои пять копеек вставить в автомат по продаже газировки, очень уж за душу хватают баталии вокруг произведения Янагихары. Судя по тому, что пишут на дайри читаемые мной систематически или случайно люди, в отношении к самому произведению и его героям позиция на 60% отрицательная (голимый фанфик, мужчина бы никогда, бездарность, картон). А разгадка, как водится, одна: безблагодатность, и корни этой безблагодатности, как мне кажется, кроются в нескольких связанных между собою психологических и социальных феноменах текущего времени.

Во-первых, с развитием цифровых СМИ, с увеличением доступности и скорости получения информации поток новостей, требующих эмпатии и отрицательно окрашенных, возрастает в геометрической прогрессии. Особенно актуально такое неконтролируемое расширение для пост-СССР: раньше дай бог знали, что в своем же городе происходит, теперь переживаем за теракт в Ницце и убитых собачек на Дальнем Востоке, потому что и Ницца, и Дальний Восток находятся от нас на расстоянии одного твита. Если на улице Ленина раньше умирало не больше пяти собачек в год, то во всем мире их умирает в день в миллионы раз больше, а вовлеченность-то осталась, потому что именно способность переживать и сопереживать во главе угла христианской культуры. А эмпатическая емкость, к сожалению, не успевает эволюционировать так же быстро, как средства коммуникации. Она, как и многие другие человеческие способности, признак консервативный. Феномен идентичен тому самому кризису возможности обработки информации, о котором было так много говорено еще в нулевых: находя себя в википедии в четыре часа утра на статье "Собачье говно под микроскопом", среднестатистический человек истощает внутренний ресурс, предназначенный для восприятия и обработки информации, и все новое быстро забывается, или вообще не подвергается анализу и запоминанию. В связи с этим формируется запрос на принудительное ограничение контакта с тем, что не приносит радость и требует только сострадания и сопереживания горя ("Я не смотрю новости, там ничего хорошего"). Этот запрос идентичен гигиеническому требованию: я мою руки, чтобы не размножались бактерии, я фильтрую эмоциональный контент, чтобы не выгореть.
Точно так же, с точки зрения гигиены, состояние несчастья воспринимается через призму психоанализа: всякое чувство, если оно вам не нравится,требует работы над собой, отсутствие работы - это не рок, как в романтизме, это слабость и лень, грусть и горе, когда они вам мешают - это болезнь (у нас принято напряженно смотреть на людей, которые не успевают достаточно быстро пережить гибель близких родственников - сразу начинаются заявления в духе "ты должен пойти к врачу", "не зацикливайся" и так далее), следовательно, невозможность оптимизации свой эмоциональной сферы вызывает то же полуинстинктивное отвращение, которое вызывает тяжело больной человек в стадии декомпенсации. Возникает ощущение, что это состояние заразно, что можно подцепить боль или страх, как насморк. Отчасти в этом заявлении есть здравый смысл: психически больные люди действительно создают эмоциональный фон, который легко принимает здоровый, но лабильный человек.
С третьей стороны, психоаналитический подход сформировал и наше отношение к проблематике личного несчастья (абьюза, например, как его проявления) в художественных произведениях. Исторически герой худлита страдает от любви, потом - от социального неравенства, от отсутствия смысла, от борьбы с системой. Каждый раз, когда причина страдания привлекала внимание и начинало казаться, что вопрос уже достаточно проработан, продолжать страдать по той же причине становилось неприлично. В девяностых (и ранее) тема личного несчастья, бзсхднст, всего вот этого, непонятости индивида была очень популярной как в литературе, так и в музыке. По популярной музыке очень четко видно, в какой момент произошла резкая смена парадигмы: после 11 сентября многие группы, писавшие депрессяшки, начали получать отказы. Народу был нужен новый оптимизм, надо было перестать муссировать депрессивные настроения в и так склонной ввиду анамнеза нации. Надо было получить дозу оптимизма: все проблемы решаемы, мы сильны, мы со всем справимся. Не представляю триумфа Бейонсе в девяностые, но после двух башен ее повестка была воспринята на ура. Соответственно, огораживание от гипертрофированного отчаяния шло и сверху, и снизу. У каждой зверушки свои игрушки, но мы тоже пережили похожий крах веры в несчастье и борьбу: после девяностых, судя по общественному мнению, всех вполне устраивает пусть и откровенный, но успокаивающий пиздеж на первом канале именно потому, что вынос всего страшного подальше, в гейропу, где мигранты и анальные изнасилования, и проговаривание оптимистичной внутренней ситуации с растущими надоями отлично борется против ужаса анархии, который запомнили все, кто жил в девяностые.
С четвертой стороны, с развитием этих ваших интернетов, которые очень сильно мешают утаить информацию, все чаще происходит стирание границ между реальностью и вымыслом. Как известно, если не можешь что-то скрыть, дискредитируй отношение к этому факту. В течение последних нескольких лет можно было наблюдать за очень интересным феноменом массового сознания: в сми возникает некая сфабрикованная история, которая в дальнейшем, может, и будет опровергнута, но за время своего существования успевает так муссироваться, что входит в сознание как свершившийся факт. Отсюда возникает двойственное отношение к любой новости: может да, может нет, знать мы не можем. Все это приводит либо к полной потере веры к любым фактам, либо к принятию идентичности вымышленного и реального. Вот вам фандомненький пример переноса реального на вымышленное: срачи вокруг снейпа и мародеров. В сказочную реальность, в которой любое событие может быть и поводом для нравственного искания, и просто обязательным элементом становления личности героя, мы приносим свое отношение к герою как к настоящему человеку, отсюда множественные этические манипуляции в дискуссиях (вы бы хотели, чтобы это делали с вашими детьми), хотя никаких детей в книге нет, там только персонажи.
Становится очень трудно отличить сказку или гиперболу от реальности: недавно я читала разгромную рецензию на "Красавицу и чудовище", мол, история ходульная, нереалистичная и поверхностная. Это про экранизацию диснеевского мультфильма. То есть в отсутствии внятной границы между выдуманной историей и жизнью мы не хотим видеть сказку, если она в титрах не обозначена как сказка. Отсюда и Джуд - реальный человек. К нему применяются требования из предшествующих тезисов: мы хотим от него, как от реального собеседника, не перенапрягать нашу сочувствовалку. Мы считаем,что его проблемы - слабость характера и болезнь. Нам дискомфорта греческая трагедия, мы хотим видеть выход, а когда выхода не видим, чувствуем злость, которую хотим рационализировать, обвиняя сюжет. Мы не делаем допущения о том, что Маленькая жизнь - гротеск, ретеллинг Нового завета в сказочном современном пространстве (об этом говорят хотя бы всегеи - автор нас вообще уводит от конфликта сексуальности, ей не очень интересно его раскрывать, она делает игровое пространство, где ориентация - норма. А вот о расе и норме она говорит, потому что это ей как раз интересно).
Где-то поблизости гнездится феномен того, что в фандомчике называют "ООС": мой лорд не мог, мужчины так не поступают и все вот это вот. Биологической системе вообще свойственна огромная вариабельность: два разных человека, приняв одну и ту же таблетку нурофена из одного и того же блистера, получат разную степень анальгезии и разный спектр побочных эффектов, потому что они люди, а не роботы. В превосходной степени это заявление применимо к человеческой психике: там, где мы твердо не знаем законов работы системы (а в психологии мы далеки от понимания нейрофизиологии формирования личности и проч.), мы не можем однозначно проводить связи между причиной и следствием. Полностью воспроизводим только коленный рефлекс. На данном этапе развития психологии как науки мы делаем вывод эмпирически, по сумме опыта, накопленного в общении с мужчинами, о том, как они функционируют. Все, что выходит за пределы этого опыта, мы маркируем как "так не поступают". Но надо вдуматься, с какими мужчинами мы имеем дело. Россия - страна со своими особенностями воспитания. Это касается возможности проявления чувств для мужчины. В зарубежах свои нормы, не всегда перекликающиеся с нашими. Главный герой - человек с депрессией и ПТСР. Его воспитали в полной депривации и с искажениями этических норм. Это накладывает отпечаток на эмоциональную гамму. Получается, чего я не видел - того нет, и мы в своем читательском восприятии не выходим за рамки "В Париже, чай, погано".
Исходя из всего выше перечисленного, мы имеем дело с фактом, который: а) не укладывается в нашу картину мира (выходит за рамки обычного опыта), б) требует большой эмоциональной отдачи, в) требует абстрагироваться от реальности и принять особые условия мира Янагихары. Так как границы вымысла и реальности размыты, мы примеряем ситуацию на себя, возникает неприятие поведения героя (я бы сделал иначе), страх самой возможности такой ситуации и перенапряжение при попытке адекватно использовать эмпатию, для которой у нас не хватает емкости. Напряжение, неодобрение и страх мы рационализируем единственным доступным способом - обесцениваем происходящее, так как уменьшение масштаба = утверждение нашей правоты. Отсюда и фикбук :)

@темы: Своего собственного мнения Дамблдор не разделял, Книги

22:16 

Got me hoping you save me right now
Все политтехнологии придуманы до нас :(
А одного из тех, кто следовал за Фотием в Эфес, по имени Феодосии, хотя он достиг сенаторского достоинства, она, конфисковав его имущество, поместила в подземелье, в совсем темную каморку, и привязала его к яслям, надев на шею петлю, такую короткую, что она постоянно была у него натянута и никогда не ослабевала. Несчастный, понятно, все время стоял у этого стойла и так и ел, и спал, и отправлял все другие естественные потребности. И ничего больше не оставалось ему, чтобы полностью уподобиться ослу, разве что реветь. В таком положении этот человек провел не менее четырех месяцев, пока не заболел душевной болезнью и окончательно не сошел с ума. Тогда, наконец, выпущенный из этого заточения, он вскоре умер.

@темы: нижняя палата ума, Книги, vulture with culture

17:05 

Got me hoping you save me right now
Дочитывая 2/3 первого тома "Хроник Арции", с меня слетела шляпа. Вот напиши Вера Викторовна "Колобка", какое бы монументальное произведение вышло. Например, так:

Пролог:
Повелитель Углеводов, мускулистый красавец и атлет, и Властительница Варочных Плит, Госпожа Калорий, чей жемчужно-утробный смех не раз принимали за звуки глубокого космоса, склонились над Сферой Бытия. Где-то внизу несчастные маленькие углеводики подвергались смертельной опасности. Взявшись за руки, Небожители оставляют Наследие, которым предстоит воспользоваться их потомкам: Силу Тяготения, Силу Трения и утраченную еще до ее появления Формальную Логику.

Часть первая, глава первая.
Франц Клаус фок Мышке, самый обычный молодой человек, то есть платиновый блондин, сапфировые очи, стройная фигура, гений, музыкант, чародей в самом рассвете сил (564 года), бабка согрешила с лабрадором, то есть с эльфом, сидел у окна, наигрывая на гитаре Патетическую сонату, и ждал, не прокатится ли мимо Таинственный Незнакомец, поскольку у него есть до этого Таинственного незнакомца малая нужда — познакомиться. В результате зловещего нападения Белого Бычка гибнут пейзане, в нападении обвиняют молодую пейзанку Муху де Цокотухх (красавицу, колдунью, обладательницу темного прошлого и стесненного настоящего). На сцену вкатывается Раймундо Родригес ди Колобохас дю Мука-ан-Сметана, герцог Сусек, выглядящий тоже довольно обычно: белозубый ослепительно прекрасный брюнет, весь в интересных шрамах от решетки-гриль, герой сражений при Печи, на два года исчезавший из Окна, миллионер, властитель большей части земного шара, почти холост и ужасно опасен для всех форм белковой жизни. Для друзей просто Мундо, для летописцев - Несравненный Колобохас. Спасает красотку де Цокотухх, обезвреживает Белого Бычка, слепые встают на ноги, прокаженные прозревают, Мышке немедленно становится его лучшим другом, звучит какое-нибудь зловещее пророчество об Углеводной Резне, Пышечной и Диете Дюкана, и они вместе уходят навстречу приключениям в замок фон Сени, к королевской чете Зайцони.
...
Часть пятая, глава семьдесят седьмая.
Ушедший от козней, кинжалов и ядовитых настоев свирепых и коварных родов Медведдо и Волкийа, истекающий жидким тестом Колобохас откатывается в кусты, по его пятам идет армия барона Лисицера, вооруженная вилками, ножами и таблетками мезима. Принцесса дю Внучка скороспостижно выходит замуж за Деда, беременеет от него, в сговоре с коварным фон Репке убивает деда, чем активирует старинное проклятие, согласно которому никто в королевском роде Зайцони никогда больше не сможет ничего вытянуть. Старый верный Жучко умирает, защищая Деда, в том время как коварная Бабка, подкупленная гоблинами, руководящими действиями фон Репке и заставившими его многократно изнасиловать Мышку, которая готовится утопиться, ощутив в своем чреве плод кровосмесительной связи, готовит новый удар, выслав тщеславной Кошке На Колу Мочало, которое когда-то принадлежало легендарному Святому Попу, и способно повернуть Гравитационное Поле, в результате чего Сила Тяготения, данная Повелителем Углеводов и Госпожой Калорий для удержания рода ди Колобохасов на поверхности земли, инвертируется, и Единственный Спаситель Мира герцог Сусек отправится в дебри космоса, оставляя ойкумену без углеводов и надежды на спасение. Франц Клаус фон Мышке в грезах видит, как истекает тестом его товарищ, и в порыве всеобъемлющей магии засыпает окрестности сырами Гауда, которые совершенно дезориентируют армию барона Лисицера.
Впереди еще 7 книг (одна никогда не будет дописана).
Справедливость восторжествует.

А посмотре.ли обещали, что в книге будет гей. Пока ни одного, только много страниц про пидорасов(

@темы: нижняя палата ума, Книги

15:45 

Got me hoping you save me right now
В очередной раз спасибо «Арзамасу», прочитала отрывок из рецензии Ходасевича на «Смерть Вазир-Мухтара» среди прочих ходасизмов. Бунину уступает без боя, жидковат секрет желез, но все-таки до крайности вдохновляет, что даже в гениальной, повергающей в депрессию собственного ничтожества вещи какое-нибудь едкое насекомое средней величины найдет изъян и по аватарке признает куском безжизненного мяса. Аноны, короче, не были первыми, не будут последними, и каждая критика суть песня о том, как у критика попа болит.

— «Смерть Вазир-Мухтара» — нечто до того бездушное, вычурное, лживое, что трудно одолеть к нему отвращение. Такие образцы стиля, как, например: «У Грибоедова было тонкое белье и была родина», — достойны Эренбурга.

«Литературная хроника» (1927)


Нет, ну подумайте только, бездушное :lol: Припала к источнику глупости по заветам Эразма и пошла, освеженная, чего и всем желаю.

@темы: Интересности, Книги, Ссылки, нижняя палата ума

17:22 

Got me hoping you save me right now
12:48 

Got me hoping you save me right now
Как болеть надоело, кто бы знал. Если бы можно было как-то абстрагироваться от происходящего, то и ладно, но орви очень инвазивны: когда от кашля не можешь спать или когда в носу лопнул сосуд и кровь в соплями течет издалека долго, не получается думать об Англии. Тем более что Фламмера я каждый раз заражаю, и с ним, бедным котом, природа еще суровее, чем со мной. Главное, хуй поймет, это все еще вирус или уже вторичка и надо переходить на аб. Устала думать о лекарствах, о врачах, о том, как бы найти сил, чтобы дойти до магазина после работы, и так далее, до тошноты.
Хотела вот к камрадам на первую в компании тридцатку скататься, хрен там: вроде бы пережить можно, но обидно ужасно.
***
Когда, интересно, общество будет оперативно реагировать на выдаваемый за профессиональные советы психологический абьюз остракизмом? Вон Полина Киценко что делает: сперва навязывает чувство вины за физическую активность, потом навязывает чувство вины за самый наш основной драйвер гедонизма - еду (когда крысы перестают жрать вкусное, это с гарантией значит, что у них депрессия), а потом, чтобы совсем добить, обесценивает успехи тех, кто по ее совету отказался от всего, что в жизни было дорого: за спорт и правильное питание, мол, нельзя хвалить, этим нечего хвастаться, это не достижение. Я понимаю амбицию Полины Киценко, она, прежде всего, продажник, а продавать одежду счастливым людям занятие неблагодарное, им ничего не нужно. Компульсивное потребление возникает только от большого несчастья, от нелюбви к себе. Но чем, если задуматься, это ритмичное прививание отвращения к себе изнутри и снаружи отличается от доведения до самоубийства?
Если бы у меня была необходимость формулировать свою цель в жизни, это, наверное, была бы попытка убедить то небольшое число человек, с которыми я могу вступить в контакт, в том, что они достойны похвалы. И хвалить. Потому что Эйнштейн один, Булгаков один, тратить жизнь в попытке стать ими - Вавилон, а быть счастливым в локальной экосистеме - бесценно. Из маленьких, но довольных собой и не получивших от мира по ебалу людей строится большое гуманное и терпимое общество.
***
У меня с марта висит на шее фриланс (перевод нормативной документации ЕС и комментариев к ней), и как. он. заебал. Нет слов таких. У меня компульсивное перерабатывание, я это признаю, воспоминания из школы, когда у всех есть тамагочи, лосины, мобильный телефон, вставить нужное, а у меня нет, потому что у мамы с папой нет денег. Это даже смешно - я за этот фриланс получу 40к (около трети месячной зп), проебала тонну свободного времени и возможности отдохнуть только из неспособности сказать "нет", когда работодатель соблазнительно надавил на поршень шприца и из него вытекла пара капель бабосиков, миленьких моих, любименьких. Надо приоритеты учиться ставить, иначе сбережений хватит только на скромные похороны.
***
А вот кто какую книгу больше всего раз перечитывал? И почему? Я стала сравнивать по количеству налетов, и "Волшебник Земноморья" обставил даже "Властелина колец"; это, наверное, многое говорит о :3

@темы: свинья ты подколодная!, нижняя палата ума, имел Бобби хобби - он деньги любил, где мои пилюльки?, вопрос, Своего собственного мнения Дамблдор не разделял, Книги, Душепоносливость, Гарри был жив и впереди была битва с усами!

15:32 

Got me hoping you save me right now
Настолько мерзостно простыла, что даже на прослушивание 20-минутной лекции нет сил. В голове хлюпает море соплей, даже супериндуктор интерферона не поднимает температуру выше 37, зато интоксикация будь здоров, как при гриппе - штормит и качает. Так хотела сегодня выйти в свет и увидеться с дорогими друзьями, ан нет, до чайника бы доползти. Старею, наверное. Раньше болеть одной было очень ок, а сейчас так бы было здорово, если бы кто-нибудь (читай - бедняга Фл.) сходил бы за платочками, эклерами и керосином для смертельно раненного кота.
Читаю "Террор" (бубочка Charles Trubou, как всегда, принес покушать), такие страсти посреди арктической льдины: пара злых пидорасов против пары хороших пидорасов. А еще хтонический медведь и все, кого он не съест, умрут от цинги. Если не ерничать, книга отличная, при полном холодножопии к морской тематике даже уточнила у гугла, что такое стеньги, и очень переживаю, потому что к ряду персонажей привязалась, а спойлеры с таким-то названием излишни: со всей экспедицией стало примерно то же, что со здравым смыслом в последних томах Отблесков Этерны.
Кстати, почти неделю назад корабль все-таки нашли, через 170 лет поисков. Такие вот дела. Мне удобнее не задумываться, что белые пятна на карте обычно закрашивали кровью, но книжка вся именно про это.

@темы: гомосексуальные пидорасы, где мои пилюльки?, волшебная падлочка, Своего собственного мнения Дамблдор не разделял, Книги

22:08 

Got me hoping you save me right now
Вот дискуссионный вопрос: проводил ли кто-нибудь когда-нибудь факторный анализ предсказательной способности автора в научной фантастике? Скажем, зависимость от текущей фазы НТП, от сферы приложения фантазии (линейность развития в некоторых областях?), от пола, социального бэкграунда, фона, так сказать эпохи?
Потому что очень умилительно: можно в рамках одного произведения придумать сложнейшие голограммы как основу городского пейзажа и внутреннего устройства, генетические и медицинские эксперименты экстра-класса, боевых человекоподобных роботов, но там, где речь касается сложной нейронной сети, происходит ой все и мозги в баночке. Трогательно, как если бы кандидат наук на защите вдруг вынул соску и сказал, что хочет к маме. Так бы и обняла.

Еще это пост слоупочных откровений: почти дочитала "Мечтают ли андроиды об электрооовцах?", и Филип-то Дик - это голова, ему палец в рот не клади. Намного яснее, откуда взялись всякие Призраки в доспехах.

@темы: Своего собственного мнения Дамблдор не разделял, Книги

17:59 

Got me hoping you save me right now
На главной странице лайвлиба зловещим красным светом засветилось оповещение: "Судя по прочитанным книгам, вы женщина! Это так?"
Как скажете, фельдмаршал! :shy:
Интересно, кто меня сдал, думала я, открывая ридер, на странице которого было следующее:
"Please. Fuck me. Against the wall, however you want, my lord, do it, please." Stephen was rubbing urgently back against him.

Как говорила Дафна в бессмертной киноленте, "Я женщина! Я женщина! Какой ужас..." :3

@темы: lolz, Книги, гомосексуальные пидорасы

17:15 

пятница!

Got me hoping you save me right now
Кажется, дожила. Хотела многобукав, но их не осталось, поэтому пусть будет Кэйт Битон, прекрасная, как все ароматы Аравии




via harkavagrant

@темы: lolz, Книги, Ссылки, пикспам, свун

14:50 

Черные паруса: дух канона

Got me hoping you save me right now
Ну вот, отпраздновали 8 лет со дня первой встречи. Ударным походом в спортзал отметила и Ночь Длинных Ножей: Эрнст Рём, земля ему пухом, все-таки является основным виновником этих восьми лет)) Кто, спрашивают меня, познакомил тебя с твоей второй половиной, и я всегда честно отвечаю: один мертвый толстый гей-нацист. И спасибо ему за это.
По редкому случаю относительной свободы во время рабочего дня вынесу из черновиков кое-что по "Черным парусам". В отношении сериального канона на все 100 согласна с Riverlyn - главных героев как минимум двое, и из них двух Сильвер получает классическую историю развития, достижения пика и балансировки в этом положении, а Флинта в процессе становления нам не показывают, он, скорее, как Саурон в толкиновском каноне, становится все менее человекоподобным в своих воплощениях на пути к цели. Есть ещё, конечно, капитан Вэйн, который получил самый грандиозный моральный левел-ап в сериале, сумев перейти от любви к человеку к любви к идее (то, через что Флинт так и не перешагнул - у его идеи всегда лицо потерянной любви) и пожертвовать собой ради абстрактного понятия, но на то его и выпилил, что ему в этом сеттинге уже некуда расти.
Во всем, что касается Флинта, создатели сериала достигли потолка жанра. Это гениальный образ. Это характер в духе своего времени, и при этом персонаж, для которого гей-линия стала абсолютно характерообразующей, не уводя ни в феминизацию, ни в стигматизацию, никуда, короче, не уводя, но заставляя лететь, как пущенная стрела, прямо в самый ад. Я просто представить себе не могла, что современный кинематограф может извергнуть из себя такую общую, не гетто-историю любви мужчины к мужчине, которая, как хорошая музыка, не оттянет внимания, но будет звучать во всем. Но Флинт - это история человека, создавшего из себя бренд, срезанная в тот момент времени когда под брендом почти не осталось человека.
Вот интересно, что из всех какбэ романтических линий только две - у Флинта с Гамильтоном и у Вейна с Элеонорой - про любовь, а конкретно про любовь в к памяти об умершем и про любовь к прекрасной даме. Все остальные истории про что угодно: про удобство, карьеризм, психотерапию, адреналиновую наркоманию, но не про вот это вот "я пересек океаны времени, чтобы увидеть твое лицо".
Вейн ВЕЙН ВЕЙН ВЕЙН ВЕЙН и вот опять, извините за неровный почерк. Ничего не могу с собой поделать. Если Флинта люблю как характер и историю, Вейн - это тот самый look at your man. lady, на которого можно любоваться, даже когда он просто туда-сюда ходит.
Жгуче огорчилась тому, как быстро выгорели и потеряли для сценаристов интерес отношения Элеонор и Макс - даже сейчас из них можно выбить искру, потому что из всех историй про женщин в этом сериале их короткий бурный роман единственный показывает историю про поруганное доверие. То, что происходит с Энн Бонни (и ее любовный треугольник, и ее персонаж в целом), кажется мне довольно унылым, относящимся к области психотерапии и пахнущим двадцать первым веком. Ни в нее, ни в Рэкхема я не верю, они явно слезли с кушетки гештальт-терапевта и пошли прорабатывать свои внутренние страхи. Еще одно "нишмагла я" от сценаристов и актера - капитан Титч, он же Карабас Барабас. Пришла пора выдохнуть и просто отпустить от себя мысль, что человек с непроницаемым ебалом и кустистой бородой а-ля граф Толстой будет 100% продаваться зрителю как очень опасный. Нет. Он будет выглядеть смешно, как полицейский в женской бане.
Еще одного моего любимого персонажа выпилили в первом сезоне - ну конечно, мистер Гейтс, с вами 3/4 гениальных решений капитана и команды не слепились бы.
На сладкое - last, but not least - Сильвер. Конечно, делали его именно так, чтобы он был любимой заенькой фандома, и это удалось; конечно, БЕЗНОГNМ и воннаби-бородачом он был сделан с глубокой целью отстранить зрителя от образа и из "папаша, отсосу за доллар" сделать матерого уголовника того типажа, который мы видим уже в книге Стивенсона, но вышло, на мой вкус, не слишком гладко. Есть повод подумать об инстинктивном отторжении и эйблизме.
И чуть-чуть про мою главную отпшечку, которая прекрасна именно тем, что никогда не случится физиологически: это АлвароДорак самая лучшая история об ученике, победившем своего учителя, за последние пару лет. Из "я тебе буду полезен, не убивай меня, но если что - придушу во сне" к "я не убью тебя, пока ты мне полезен, но если что - я больше тебя, больше, больше, господи, да признай это уже, я не могу больше бегать за твоим признанием". И все оттенки одобрения в глазах Флинта: из этого маленького гаденыша выросла красивая гадина. Как-то так я и вижу любовь глазами своей души. Погладить змею, из которой выкачиваешь яд на продажу.

Теперь пупыри из оперы:
ссылка про историю антигейских законов в омерицах
Из "Острова сокровищ" про Билли

Из "Острова сокровищ" про Флинта, в т.ч. про МакГроу

Из "Острова сокровищ" про Сильвера

Вопросы к сериальному канону: будет ли там Черный пес и Слепой пью? Что такое будет "У Палм-Ки он получил все, что ему причиталось"? И где Израэль Хендс, который был у Флинта канониром?

@темы: свун, налакаетесь рому - и на виселицу, гомосексуальные пидорасы, вжжух... ням-ням, Телевещание, Книги, Интересности

16:58 

Got me hoping you save me right now
Фанфикшну нужен свой Пропп, потому что пора уже каталогизировать материал по типу описываемых отношений. В противном случае найти свой сорт героина в куче других наркотиков практически невозможно. Мне, кажется, повезло - по наводке eclipse21 (математически точная способность распознавать красивое у рекомендателя как залог корректности оценки) начала читать цикл The Raven Boys, обычная городская фэнтези, лексика не сложнее тумблер-поста, первая книга цикла - школьная история, в которой практически все, чего читатели ждут от школьной истории, и ничего такого, чего бы рандомный пользователь AO3 не всунул в свой хогвартс-фик про попаданку. Выводит автор на арену немного замкнутого, тихого, целеустремленного отличника, обремененного принципами, дружбой и отсутствием денег. Здравствуй, Ремус. Выводит автор поцелованного грациями и прямолинейного, как бензопила, парня без тормозов и с семейной драмой; здравствуй, Сириус. Один, конечно, другого беспощадно задирает, дружбой в конвенциональном смысле слова не пахнет, вместе их держит только Хороший Парень из Хорошей Семьи (здравствуй, Джимми-бой). Эх, думаю я, что за совпадение, какая чудесная мародерская АУ, и до чего же жаль, что это не сирирем, потому что все условия для этого е...
Смотрю спойлеры.
Хорошо. Все хорошо. Отлично. Я прочитаю все четыре книги, я все дерьмище из них вычитаю, каждую чертову букву, потому что нужно верить своей интуиции, и там, где появляются Сириус и Ремус в любом их воплощении, надо наливать кубки, набивать трубки и звать скрипачей-трубачей.
Еще ничего такого в книге, еще ни один фанфик не прочитан, но предвкушение - варенье на завтра, ожидание пятницы, каникулы через две недели, все эти маленькие глупые эмоции, из-за которых приходится с силой проталкивать выдох через горло. Пожалуйста, пусть это будет так же хорошо, как Shoebox Project.



@темы: сирирем, свун, пикспам, гомосексуальные пидорасы, вжжух... ням-ням, Книги

17:11 

Got me hoping you save me right now
Товарищи дорогие, из жадности и глупости к вам обращаюсь. Сами мы не местные, на вокзале дедушка лежит с разжижжением мозга и профузным поносом.
Отвлекаясь от темы вопроса: вот есть, допустим, почтенное издание "Сердечная недостаточность", импакт-фактор годный, реферируется ВАК. Есть зарубежный журнал "AIDS", например. А журнала "Профузный понос" нет. Почему? Так ведь классно было бы щеголять: а у меня три публикации в "Профузном поносе"!
Так вот, нет ли у кого в epub полных версий книг роулинговских про Корморана Страйка? Вот честно - жалко платить по 250 рублей за книгу, которую никогда не буду перечитывать, но узнать, чем дело кончилось, хочется :3 Pretty please!
Победила дружба!

@темы: вопрос, Книги

15:32 

lock Доступ к записи ограничен

Got me hoping you save me right now
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:30 

Got me hoping you save me right now
Посоветуйте художественной литературы, котики.
Чтобы было интересно, но чтобы можно было читать в метро. Нил Стивенсон этим критерием срезается, "Смешение" прекрасно, но не смог в режиме 2 по 30 минут.
Заранее спасибо и лучи любви!

@темы: вопрос, Книги

22:06 

Скандал в благородном семействе

Got me hoping you save me right now
Соавтор и звезда моя Ева Шварц подарила пресловутую монографию Хили «Гомосексуальное влечение в революционной России». Книга прекрасна во всех отношениях, но подбросила фандомного огня. Дохожу, читаючи, до вкладок с фотографиями, а там знаменитая фотокарточка святого семейства с подписью следующего характера: «Князь Феликс Феликсович Юсупов (1856-1928) <...> описан как "граф С.-Э." в качестве сексуального партнера мужской проститутки Т.П., чья история была опубликована психиатром В.А. Белоусовым в 1927 г.».
Глаза мои выпали и грустно покачивались на ниточках оптических нервов, что твой маятник. «Ну а что», - сказал невозмутимый Фламмер, - «так мы точно можем быть уверены, что в адъютантах Сергея Александровича папа Фики оказался не зря».
Все у меня в голове промелькнуло в этот миг: и ген гомосексуальности, и суровость с сыном как опасение того, что он болен тем же и отправится по тем же следам порока, etc, etc.
Отправилась разъяснять, что это был за Т.П. такой (и насколько ТП он был). В примечаниях сказано следующее: "Московский мужчина-проститут Т.П. рассказывал психиатру, что он дважды за свои тридцать два года оставлял на длительное время занятие проституцией и жил у содержании сначала у графа С.-Э., а затем - у фабриканта".
И вот здесь самое интересное. Работа опубликована в 1927 году. Найти ее я не могу, книжки "Преступник и преступность" 1927 года в интернетах этих ваших нет, лежит, наверное, в архиве. Поэтому не совсем понятно, описывает автор дело по свежим следам, и Т.П. исполнилось 32 года в 1927 году, или дело архивное, и автор его просто нашел для живоописания. Склоняюсь к мнению, что вернее первое: клинические случаи обычно описывают проспективно, от имеющегося материала. Если так, то Т.П. родился в 1895 году, то есть он на 39 лет младше Феликса-папы и на 8 лет младше Феликса-сыночка. Был еще один граф С.-Э., Николай, его не следует списывать со счетов. Итак, трое подозреваемых. Николай умер в 1908 году, когда Т.П. было 13 лет. Кинк, конечно, но если таинственный граф содержал проститутку несколько лет, это в каком же возрасте он должен был совратить мальчика? И когда ребенок начал, если он пошел на содержание, оставив вольный промысел? Значит, Николай отпадает. Остались оба Феликса. И тут у меня есть соображение следующее: в 1885 году Феликсу-старшему пожаловали княжеский титул, и он стал зваться "князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон". Поскольку старший сословный ранг обычно съедает младший, звали его именно князем Юсуповым. В письмах императрицы к императору он Юсупов, в воспоминаниях современников - тоже. А вот детей его звали Сумароковыми-Эльстон или просто Сумароковыми (см. Кузмин про портрет Феликса-младшего, например: "Младший Сумароков мил"). То есть если считать, что Т.П. вошел в возраст для торговли собой, например, лет с 16, его выход на рынок случился в 1911 году, когда старший Феликс Юсупов уже крепко и на всю голову, а младший еще не оженился на Ирине и Юсуповым пока никем не зовется.
Вывод из всей этой телеги смутный, но я хочу им поделиться с вами, дорогие друзья: У ФЕЛИКСА БЫЛ НА СОДЕРЖАНИИ НЯШНЫЙ ЮНЫЙ ШЛЮХАН :crazylove: :crzfan: :mosk:
Феликс: обесцениваем балерин с 1911 года.
На этом у меня все. Пошла собирать мозг по сусекам.

@темы: свун, гомосексуальные пидорасы, вжжух... ням-ням, Книги, Великий князь и блудница вавилонская

14:15 

A Little Life, тезисно

Got me hoping you save me right now
Дочитала. Оценила размах. С Донной Тартт сравнивать бессмысленно, слишком разный жанр. У Тартт - миф, страшная сказка, в которую попал пассивный наблюдатель. У Янагихары - реальность, в которой нет места сказочно изувеченному человеку.
Нарочито-простой стиль играет на искренность, что ли, передает с минимальными потерями ощущение пребывания в голове у героя.
Когда я только начала читать, пересказала Фламмеру намечающуюся сюжетную ветку, на что он спросил: "Почему в книге,в которой появляются католические священники, они кого-нибудь обязательно насилуют?". Сперва я возмутилась, потом должна была согласиться. У Янагихары получился эффект зеркального лабиринта: ощущение сраного фанфичного клише про Снейпа, которого не изнасиловал только ленивый, отражается от осознания того, что ничто не мешает рассказанной истории быть более или менее реальной, очередной виток нагнетания катастрофы снова напоминает Джаксиан, и так далее, до тошноты.
В сказке или в мифе ни одна ситуация не воспринимается гиперболизированной, потому что таковы законы жанра. Никто не ждет обоснуя поведения людоеда или выкладок, позволяющих превратить тыкву в карету. Но для того, чтобы гиперболы не резали глаз, нужно ввести идентификаторы текста как мифа, потому что по умолчанию мы будем считать,что все происходит в реальности, в которой тыква - это тыква. У Тартт они есть, поэтому кромешный ад, который происходит с ГГ "Щегла", воспринимать можно как угодно, от ретеллинга Данте до оммажа Гомеру. В "Маленькой жизни" приходилось, прищуриваясь, убеждать себя, что это хитрый пересказ Евангелия, и Джуд (Иуда) страдал за грехи наши, и самоубийство было полемикой с чашей, которую нужно пронести мимо, 4 друга по числу евангелистов, усыновление как непорочное зачатие, etc, etc. Но мифологическая конструкция выглядит шатко, а в рамках романа пражызнь история мальчика-проститутки, которого десять лет насиловали, а потом переехали машиной, звучит очень одноного и собачно. Настолько одноного, что финал встречаешь с покерфейсом, хотя выстрелили абсолютно все начиненные слезоточивым газом ружья. Впрочем, у Янагихары были блестящие совершенно маленькие наблюдения о характерах по ходу текста, одно из них, высказанное Джудом, звучит примерно так: "Если бы я не стал наносить себе увечья, кем бы я вырос? Наверное, человеком, который любит причинять боль окружающим, которому хочется заставить всех пережить то, что он пережил". До Джуда мне далеко, но то, что было со мной, определенно заставило меня лютой ненавистью ненавидеть пиздострадальцев, которые никак не могут решить, жить им или умереть после пережитого, вовлекая в свое глубокое "Говно ли я? Магнолия?" всех людей, которых успели к себе привязать. И тут не надо говорить про то, что привязанные могут отвязаться; нет уж, они скованы обязательством сопереживания и взаимопомощи, и, навешивая на них необходимость вытирать себе сопли, человек не должен убаюкивать себя заявлениями в стиле "они могут уйти, когда хотят". Он их крепко держит за яйца морального облика. Как говорил мой папенька, когда я по молодости и глупости стонала, что зря родилась на этот свет: "Хочешь помереть - помирай и не отнимай чужого времени".
Тема принятия своей неполноценности, жизни с самими собой, жизни других с инвалидом и компромисса между своей жизнью и помощью другому раскрыта на ура; было удивительно,что все, кроме очень харАктерного за счет психологической достоверности JB (держу пари, в реальности из 10 человек 7-8 были бы такими же, и за это он нравится), выписаны такими сопереживающими и жертвенными няшами. Микроценоз вокруг Джуда, апостолы? Или особенности обеспеченной прослойки Америц?
Резануло глаз, что все волшебным образом стали богатыми и преуспевающими - эта тыква в космический корабль превратилась на глазах у удивленной публики.
Очень интересно было читать об особенностях расовой и сексуальной идентичности, потому что, если судить по тексту, раса остается куда большим фактором обособления, чем ориентация; и JB в первую очередь чернокожий, и после этого только - гей. Насколько в мире Тартт или Каннингема ориентация стигма, настолько у Янагихары это вариант нормы, на который практически никто не обращает внимания. Каминг-аут Виллема и Джуда прошел гладко и атравматично, чисто в облаках сахарной ваты. Я ожидала большей крови и терзаний.
Написано, конечно, здорово. Выбор временных рамок необычен, романы взросления начинаются раньше, и то, что в 40 лет жизнь только начинается, дает повод для оптимизма. Ни одна ветка истории равнодушной не оставляет, внезапно даже с большим интересом и нервным напряжением прочитала явную сайд-стори про больного ребенка Гарольда. Но самым волнующим был экскурс в прошлое Джуда. На описаниях брата Луки и доктора Трейлора пригорела, как бекон на сковородке. От Калеба начала дымиться. Автор, конечно же, нисколько не смакует, никакого высокого рейтинга, догадайтесь сами и поплачьте, но конструирование постадийной ломки психики было прописано потрясающе. Сравнить могу, наверное, с приключениями Марка у барона Риоваля в Саге о Форкосиганах. Я читала не так уж много томов, но из всего, что я прочла, описание расщепления его сознания было самым горячим. Янагихара тут дает фору Буджолд, потому что у старой гуманистки Буджолд оценочное мнение вторглось и в эту интимную сферу, а в "Маленькой жизни" в момента наибольшего страдания автор умышленно приглушает звук и отстраняется, заставляя читателя сильнее прислушиваться. Это работает отлично: и на тех, кто хочет сопереживать, и на тех, кто хочет подрочить.
Если совсем коротко: очень довольна, что прочла, книга позволяет много и увлеченно рефлексировать, бесценна как бытопись части современной Америки, но с Тартт и Каннингемом сравнение все-таки было преждевременное. Каннингем себе не упрощает задачу гротеском. Тартт существенно более многослойна и неоднозначна.

@темы: Книги

11:39 

Got me hoping you save me right now
A Little Life может побить рекорд Щегла

Still – he was not an anxious person, he was not inclined toward self-pity. Indeed, there were moments when, returning from Ortolan or from a rehearsal for a play in which he would be paid almost nothing for a week’s work, so little that he wouldn’t have been able to afford the prix fixe at the restaurant, he would enter the apartment with a feeling of accomplishment. Only to him and Jude would Lispenard Street be considered an achievement – for as much work as he had done to it, and as much as Jude had cleaned it, it was still sad, somehow, and furtive, as if the place was embarrassed to call itself a real apartment – but in those moments he would at times find himself thinking, This is enough. This is more than I hoped. To be in New York, to be an adult, to stand on a raised platform of wood and say other people’s words! – it was an absurd life, a not-life, a life his parents and his brother would never have dreamed for themselves, and yet he got to dream it for himself every day.
But then the feeling would dissipate, and he would be left alone to scan the arts section of the paper, and read about other people who were doing the kinds of things he didn’t even have the expansiveness, the arrogance of imagination to dream of, and in those hours the world would feel very large, and the lake very empty, and the night very black, and he would wish he were back in Wyoming, waiting at the end of the road for Hemming, where the only path he had to navigate was the one back to his parents’ house, where the porch light washed the night with honey.

@темы: свун, красота, Книги

01:37 

потреблядства, книг и алкоголизма псто

Got me hoping you save me right now
22:54 

Судачки порционные а натюрель

Got me hoping you save me right now
Вороне как-то бог послал знаменитую поваренную книгу Джулии Чайлд, ту самую, которая произвела фурор в Америке, поскольку в ней не было ни одного рецепта чизбургера. В роли бога с привычным изяществом выступила мама, выиграв эту самую книгу в викторине на радио «Эхо Москвы». «Представляешь, - с воодушевлением пересказывала мне мама, - вопрос оказался для лохов, даже удивительно, что я первая успела! Натурально, детский сад: спросили, королем какого государства, кроме Франции, был Людовик XIII».
...
Знаете, в такие минуты быть дочерью своей мамы как-то неуютно. Если кому интересно, Наварры. Сынок Генриха IV был королем Наварры.
Так вот, мама нашла способ монетизировать эрудицию и подарила мне талмуд мадам Чайлд. Читать его можно даже без всякого практического корыстного интереса, как приключенческую литературу. Даже оглавление. Телятина «Граф Орлов». Насчет телятины я бы поспорила, по мне так та еще свинина. Говядина al la Mode. Анна Винтур, видимо, старая и жилистая. Шоколадный маркиз - это уж явно из «100 дней Содома», в, гм, шоколаде там купались. В слове «аспики» мне почудились мотивы пресловутой загадки про два стула. Ass-пики. Говяжье филе «Веллингтон» бок о бок с мильфеем «Наполеон»: кулинарное Ватерлоо, или все о скоротечности славы мирской. Омар «Термидор». Так вот и Робеспьера сделали членистоногим. Жареный стейк «Генрих IV» - вот чего хотели убийцы! Проклятие на оба ваших дома, я из-за вас стал кормом для собак (с). Но всем им еще повезло, потому что в честь Байрона назвали какую-то прозаическую картошку; уймись, мятежный дух, твое бессмертие в драниках. Оссобуко, крокембуш и буррида для тех, кто ещё не потерял веру в свой кулинарный кругозор.
Содержание оглавлению не уступает. «Омар мгновенно гибнет, когда вы втыкаете острие ножа в его голову или перерезаете его спинной мозг», как, впрочем, и все бы мы сделали в такой ситуации. Бедный омар. Так себе и представляю эту душераздирающую сцену: он, я, у меня нож, у него клешни. Раунд 1, бой! В целом раздел про омаров читается как хорошее рейтинговое гуро про Чужих. Отделите хвост от грудной части. Отделите клешни. Отложите яйца. Привяжите к хвосту омара дощечку во время варки. Надгробную, с датами жизни.
Под жизнерадостным заголовком «Весь обед в одной кастрюле» практический совет: рассчитывайте на 5 часов приготовления, но можно заниматься другими делами и заглядывать в кастрюлю лишь изредка. Спасибо и на этом, хоть не за неделю начинать. Шесть поворотов слоеного теста занимают два дня напряженного раскатывания и замораживания. Дайте мне точку опоры, и я расслою мир.
«Сезон свежих артишоков длится с октября по июнь», а потом, очевидно, наступает октябрь, революция, и рябчики с аспиком застревают в глотке буржуя. Вспомнилось, как в детстве эта же самая мама, добывающая книги Джулии Чайлд, говорила мне, протестующей против рациона из топорища и подметки: «А чего ты хочешь? Может, артишоков со спаржей?». Так вот, гражданка Чайлд советует покупать артишоки в мае, а свежую спаржу после покупки держать вертикально в воде. Хуль! Высокая культура быта, с детства на нее была нацелена.
На разделе «Как приготовить семгу целиком» плакала, размазывая сопли по лицу. Да приготовить каждый дурак сможет, лучше ответь, Джулия, как ее купить? Вернее - на какие шиши? Подавайте ее с холодной спаржей, Рислингом и майонезно-сметанным соусом. Закатывая губы предварительно нагретой губозакатывательной машинкой. Запеченное филе барашка с персиладом сразу погрузило в артурианское настроение: Парсифаль, Галахад, персилад. Оказалось, правда, что это просто лук, тушеный в масле; подлые французишки.
В качестве эпилога любимая моя цитата из книги: «У вас не будет затруднений с приготовлением приличного обеда или ужина, если вы всегда располагаете "стратегическим" запасом продуктов. Если у вас в холодильнике хранятся яйца, сливочное масло, сливки, сыр и салатная зелень, в кладовке лук с чесноком, а на полках и в морозильной камере набор овощей, бульонов, фруктов, рыбы, мяса, соусов», моллюсков, спаржи, артишоков, омаров, креветок, тортов "Царица Савская" и ящиков водки, то никакая ядерная война и красная угроза вам не страшна, товарищи. Потому что треск за ушами заглушит взрывы. И это хорошо.

@темы: нижняя палата ума, кулинария, как и было сказано, Книги, Гарри был жив и впереди была битва с усами!, lolz

Vargtimmen

главная